Бюстик

Первый раз зайдя в каюту командира СКР «Ленинградский комсомолец», я сразу же встретился взглядом с маршалом Жуковым.

Бюст маршала, выполненный из блестящего металла, выглядел увесисто. Маршал был похож на себя самого с фотографий в Карлхорсте, грудь кителя украшали четыре геройских звезды, деталировка исполнения которых позволяла предположить некую заднюю мысль автора. Что впоследствии Виктор Николаич и подтвердил, разразившись гневной филиппикой в адрес недавно почившего генсека.

Бюстик был свидетелем всего происходившего в командирской каюте, именно ему, как мне представлялось, Кислицын доверял свои сокровенные ночные мысли. Командир никогда не брал его за голову — двумя руками и под плечи, Жуков покидал свою место на бортовой полке под иллюминатором кабинета только на выход в море.

bust_of_georgy_zhukov

Маршал Г. К. Жуков

Пару раз его забывали положить на койку, и раздосадованный маршал на качке начинал летать по каюте, круша мебель и производя звуки. Вахтенный офицер, не дожидаясь окрика командира, орал по всем линиям трансляции: «Специалисту СПС прибыть на объект приборки!!!»…

Бюст никого не оставлял равнодушным: к жуковскому имени обращался командир, обосновывая необходимость закручивания гаек и двухсменки офицерского состава; Жуков был первым, кого встречали многочисленные проверяющие, заходя в сопровождении дежурного к командиру.

Некоторые из них помалкивали по этому поводу, некоторые понимающе усмехались. Встречались экземпляры, напоминавшие Виктор Николаичу об исторических решениях пленума ЦК КПСС 1957 года, осудившего бонапартизм, режим личной преданности и умаление роли политорганов. Таких Витя не отпускал без душеспасительных бесед, щедро снабжённых мрачными предсказаниями, злобными взглядами исподлобья и распухшей кулей на лбу…

Этот бюстик ему и хотели поставить в виде вишенки на торте при подготовке персонального дела, но времена изменились, и местечковые Мехлисы затаились до поры до времени.

С днём рождения, товарищ маршал Советского Союза.

= = = = =

Дополнение (из обсуждения рассказа в Фейсбуке):

Ренат Мустафин: Я, после очередного разноса командиром, спустился в каюту и на листе А4 нарисовал плакат с красноармейцем:

«ТЫ
— Задраил иллюминатор?
— Выключил электроприборы?
— Сдал секретную литературу?»

Оригинал повесил на дверь, а фоторепродукции разложил под стекло на столах командиров боевых частей…

Через день Кислицын вызвал меня к себе:

— Твоя работа?
— Так точно!
— Когда ты уже повзрослеешь?
— Может быть, после того, как старлея получу… (ходил лейтенантом третий год).
— Ещё такие есть? — кивнул он на лежащую перед ним фотографию «плаката».
— Сколько угодно!
— Чтобы во всех каютах были!!!

Весь прикол в том, что лицо красноармейца я писал с фотографии Виктора Николаевича…

Павел Вишняков: Помню этот плакат — супер!

Ренат Мустафин: Я его потом Кислицыну подарил, когда тот с корабля ушёл.

Геннадий Ревин: Бюст легендарного маршала был подарен командиру корабля в день первого подъёма военно-морского флага 27 июля 1977 года строителем-ответственным сдатчиком Горшковым Константином Александровичем.

Так Маршал и оберегал «Ленинградский комсомолец», переходя от одного командира к другому. Очевидно, последний командир корабля и забрал бюст себе на вечное хранение.

Павел Вишняков: Спасибо, товарищ комдив.

Об авторе:

Проходил службу в 130 бригаде 2 ДПЛК КолФлРС СФ (Кольская флотилия разнородных сил Северного Флота)

Опубликовано в 130 бригада ПЛК, Мемуары, Павел Вишняков

Список рассылки сайта Ара-Губа

Вы можете подписаться на наш список рассылки, чтобы получать по электронной почте своевременные уведомления о новых публикациях на нашем сайте.

Спасибо, теперь вы подписаны на рассылку уведомлений о новых публикациях на нашем сайте. Проверьте свою электронную почту для получения подтверждающего письма.